Вход





Сейчас 90 гостей online





 
 

 

 Молодые альтисты, несмотря на советы, обычно не отдают себе отчета в том, насколько важен способ их работы и как влияет стиль занятий на все их будущее альтиста - исполнителя. Совершенно бесспорно, что успехи учащегося зависят от соответствующего руководства и обучения, а также от способности, не зависящей ни от его таланта, ни от его искусства, использовать советы учителя. Но еще более важно настоящему альтисту культивировать привычку к самонаблюдению и приучать себя самого направлять и контролировать свои усилия, ибо эта умственная работа является истинным источником всякого прогресса.
 Молодой альтист склонен увлекаться исполнением пассажа в ускоренном темпе, возбуждая себя удовольствием от ощущения собственной пальцевой беглости. Последнее мешает ему следить за каждой нотой, слышать интонацию исполняемого. Он не в состоянии отличить фальшивую интонацию, не замечает неровностей в быстром пассаже, не знает, хорош ли его тон, чисто ли звучит каждая нота, существуют или не существуют неточности в его игре, обязанные, своим происхождением ошибочному движению пальцев. Исполнитель, возможно, и был бы в состоянии ответить на любой из этих вопросов, но, к сожалению, из-за своей привычки упражняться в слишком быстром темпе, каждый раз, когда он с ними сталкивается, чувствует затруднение. Пусть такой альтист запомнит, что слушатели всегда осудят его с полным беспристрастием.
 Бесспорно, что, если начинающий альтист упражняется без самонаблюдения и самокритики, он только развивает и совершенствует свои ошибки, поступая хуже, чем если бы попусту тратил время.
 Существуют ученики, которые, несмотря на доброе желание, становятся жертвами нервного возбуждения, как только берут в руки альт, и совершенно не могут противиться потребности играть в преувеличенно быстром темпе.
 Такие музыканты не рождены стать артистами. Среди них попадаются альтисты, хотя и одаренные от природы, но талант которых в известном смысле ограничен. Как только они достигают этих установленных природой границ, ни метод, ни тяжелый труд не продвинут их дальше: они резко останавливаются. Подобно пловцу, борющемуся с течением, они могут нырять, проталкиваясь вперед под водой, изо всей силы стараясь добиться успеха, с тем, чтобы, вынырнув на поверхность, увидеть, что они почти не сдвинулись с места. Течение для них слишком сильно. Музыканты этого рода составляют большую часть армии «неизвестных» или «непризнанных». Если они достаточно философски настроены, чтобы подчиниться необходимости и уступить ограничениям, они становятся превосходными оркестрантами. Многие из них посвящают себя педагогике, несмотря на то, что часто мало приспособлены к этой работе.
 Форма и строение левой руки также относятся к числу причин, мешающих успеху большого числа учащихся, производящих впечатление музыкально одаренных. Многие плохие альтисты, недостаточно руководимые учителями, упражняются от восьми до десяти часов в день в тщетной надежде увеличить технику. Из-за чрезмерной непрерывной работы они с трудом шевелят пальцами.
 Тем не менее даже опытные знатоки не могут предсказать с уверенностью, какого развития сможет достичь данная рука. Совершенно невозможно определить и установить с точностью бесконечно разнообразные соотношения мышц и их взаимодействие, а также всю сложную работу нервов и пальцев.

 Обучение - всегда труд   Альтист играет Баха

 Как объясним мы тот факт, что две руки, принадлежащие двум разным человеческим существам, как будто одинаковые по величине, с равно длинными и сильными пальцами, все же отличаются друг от друга в действии.
 Опыт показывает, что пальцы одной какой-нибудь руки нуждаются в постоянном движении для сохранения гибкости, в то время как пальцы другой могут по неделям оставаться без тренировки и тем не менее после легкой гимнастики в течение небольшого промежутка времени вновь приобретают прежнюю ловкость, прекрасно выполняя свои функции. Этим они обязаны неподдающейся объяснению причине, благодаря которой одни известные виртуозы вынуждены постоянно упражняться, чтобы оставаться на высоте, а другие позволяют себе роскошь — в течение долгих периодов времени совершенно не касаться струн и ездить в отпуск на курорт без своего альта.
 Посмотрим, к примеру, на великих скрипачей или виолончелистов. Сарасате однажды сказал, что в летние каникулы он совсем не занимается. Давыдов, величайший виолончелист своего времени,  всегда оставлял свой концертный Страдиварий в сохранном месте на летние месяцы. Он не брал его до того момента, когда собирался осенью на первую квартетную репетицию, и не пользовался за это время никаким другим инструментом. Иоахим, наоборот, много упражнялся и во время концертных турне - играл в купе вагона. Нельзя сказать, происходило ли это потому, что он считал необходимым постоянно тренировать пальцы или от его общей нервозности.
 Что касается другой части исполнителей, то их руки настолько слабы и строение их столь неблагоприятно, что если они не играют на альте в течение нескольких дней подряд и затем берутся за инструмент, им кажется, что они вовсе потеряли способность играть. Нельзя точно сказать, какая из рук бывает более ослаблена бездействием — правая или левая.
 Но из всего отмеченного следует лишь понять, что великие артисты — исключение. У каждого из них свои особенности, и никто не может и не должен им слепо подражать. Ученики скорее должны ловить отражение их гения и, используя проливаемый им свет, применять его к своим индивидуальным данным. В действительности часто встречаются случаи, когда у большого артиста имеется какой-нибудь недостаток или особенность его игры, а некоторые юные ученики прежде всего хватаются за это несущественное индивидуальное проявление и думают, что таким образом улавливают сущность артистического гения. Гораздо легче, конечно, подражать пустяковому дефекту, чем более важным качествам, составляющим основу всякой истинной артистической индивидуальности.
 Но вернемся от этих общих рассуждений к более специальной теме практических навыков. Во всей практической работе (и это относится к подвинутым ученикам так же, как и к начинающим) никогда не следует упускать из виду отдых во время упражнений.
 Золотое правило, основанное на многолетнем опыте,— никогда не заниматься на альте больше тридцати или сорока минут подряд и отдыхать не менее десяти-пятнадцати, прежде чем вновь приняться за работу. Если этот план занятий приводится в исполнение, а его ценность неоценима, то ученик для четырех или пяти часов ежедневных упражнений должен иметь на самом деле в своем распоряжении шесть или семь часов.

 

Будущий альтист

КАК ДЕРЖАТЬ АЛЬТ ПРИ ЗАНЯТИЯХ
1. Альт
 Сколько бы ни подчеркивать значение первых простейших практических шагов в сложном процессе овладения игрой на альте, нет опасности преувеличить их. К лучшему или к худшему, но привычки, появившиеся в ранний период обучения, влияют непосредственно на все дальнейшее развитие учащегося. Самое начало игры на альте, например внешне простой способ держания инструмента еще до того, как ученик начнет извлекать звук смычком, представляет широкое поле в этом отношении как для хороших, так и для дурных возможностей. Нет другого инструмента, полное овладение которым в позднейший период учения требовало бы такой осторожности и точности вначале, как того требует альт. И так как способ держания инструмента надлежащим образом предшествует всему дальнейшему развитию ученика, эта фаза имеет право на особое рассмотрение.
 Прежде всего надо запомнить: альт следует держать таким образом, чтобы глаза были прямо устремлены на гриф инструмента, а левая рука находилась в таком положении под нижней декой альта, при котором пальцы могли бы перпендикулярно падать на струны, а кончики их ударять по последним с твердостью.
Другим важным моментом является следующий: надлежит избегать опускания альта на плечо, или иначе — подсовывания плеча под альт. Употребление подушки под декой инструмента в целях придания большей устойчивости нажиму подбородка также не должно иметь места. Это все — плохие привычки, старательно избегать которых должен с самого начала каждый ученик, ибо они не только вообще портят постановку альтиста, но, что более важно, не позволяют играющему извлечь и трети того звука, который альт в состоянии издать — будь то хороший или посредственный, сильный или слабый инструмент.
 Что касается придерживания инструмента подбородком, то последнее должно быть сообразовано с длиной шеи ученика так, чтобы играющий был в состоянии держать альт свободно и без напряжения. Те альтисты, которые опускают инструмент на плечо или кладут под него подушку, несомненно, не имеют представления о гибельном влиянии этого на их звук.
 Всегда следует поднимать альт как можно выше, чтобы доставить руке наибольшую свободу при переходах из одной позиции в другую. Последнее достигается легким приближением к груди левой руки.
 Необходимо всегда уменьшать расстояние между руками, приближая их друг к другу с помощью небольшого наклона всего туловища влево, однако не позволяя левой руке прижиматься к нему. Вначале кажется трудным поднимать высоко альт без поддержки, но с течением времени к этому привыкают, выигрывая в легкости при достижении высоких позиций так же, как в быстрых нисходящих пассажах.
 Если у учащегося возникает сомнение в преимуществах подобного положения альта, то ему остается сделать собственные выводы на основании игры выдающихся представителей скрипичного искусства. Наблюдая игру известных современных альтистов в концертах, легко заметить, что большинство из них держит альт высоко (в особенности, если они играют на струне C), вследствие чего увеличивается вибрация как самого инструмента, так и струн (конечно, не та, что производится левой рукой, а та, которая происходит в результате прикосновения к струнам волоса смычка).
2. Положение большого пальца
 Большой палец не должен вытягиваться над грифом инструмента, так как это мешает играть на струне C. Следует держать большой палец несколько вперед в направлении второго и третьего пальцев, дабы сообщить руке большую свободу действий, увеличивая возможность ее растяжки.
 Для достижения уверенности в том, что рука стоит правильно, проделайте следующий опыт. Поставьте второй палец на то место, где извлекается на струне D в первой позиции нота фа; если большой палец стоит против той же линии, он находится в надлежащем положении. Чтобы избегнуть неправильного положения пальцев в первой позиции — одной из наиболее трудных в отношении их правильной постановки — и одновременно укрепить их (не забывайте, что пальцы никогда не могут быть чрезмерно сильными!), поставьте каждый из четырех пальцев на одну из струн: первый — на ноту си на струне A, второй — на ноту фа на струне D, третий— на ноту до на струне G и, наконец, четвертый — на ноту соль на струне C. Не поднимайте пальцев до тех пор, пока они все не займут указанного положения. Когда все пальцы окажутся на месте, поупражняйте каждый палец в отдельности, поднимая и опуская его обратно, на то же самое место несколько раз подряд. Начните со второго пальца, затем примитесь за четвертый, потом — за первый и, наконец,— за третий. Упражнение должно быть проделано таким образом, чтобы каждый раз остальные три пальца оставались на струнах. Настойчиво повторяя его, несомненно, достигнете двух важных результатов: абсолютно правильной постановки пальцев, в особенности большого, и увеличения их силы.
3. С м ы ч о к
 Существует хорошее правило, что рука должна быть опущена или, точнее,— надо дать кисти упасть, когда берут смычок, и как следствие этого пальцы примут естественно, по собственному побуждению, нужное положение, это основано на многолетнем опыте. Как ни странно, не существует точного и неизменного правила, указывающего какой или какие из пальцев тем или иным способом должны брать и сжимать смычок для достижения необходимого эффекта. Многие страницы были написаны по этому вопросу, не давая на него ясного и окончательного ответа. Возможно, это — чисто субъективное явление, основанное на физиологических и психологических законах, математически анализировать или объяснить которые невозможно. Только в результате многократно повторяемых попыток можно надеяться открыть лучший способ употребления своих пальцев для достижения желаемого результата.
 Многие великие альтисты обладали индивидуальной манерой держания смычка, так как каждый из них имел различной формы и размеров руку, мускулы и пальцы. Единственным достоверно установленным фактом является то, что при извлечении звука великие мастера пользовались исключительно давлением кисти на струны (вся рука никогда не должна употребляться для этой цели). Однако остается неразрешенной проблема: который из двух способов — кистевое или пальцевое давление — избирали эти мастера для каждого данного момента, которое из них они применяли, когда им было желательно придать определенный оттенок фразе или выделить один или несколько звуков, по их мнению, требующих акцентов.
 Мы наблюдаем те же явления в смычковой технике и современных виртуозов. Последние могут не иметь ничего общего по таланту и темпераменту, и тем не менее обладать, соответственно индивидуальности каждого, превосходным тоном. Тон одного может быть звучней, другого — прозрачней, однако обоих чарующе приятно слушать и даже пристальней-шее внимание не позволит догадаться, какую форму или степень пальцевого давления избрал артист для извлечения подобного звука. Молодым ученикам следует говорить постоянно: «Пойте на альте. Это единственная возможность сделать его голос приятным для слуха».

 

 
 
     
 
 
 
© 2017 Сайт альтистов. Контакты.: +4917628965148    
Ноты для альта, скрипки и многое другое